Sergey Kurdakov (kurdakov) wrote in ru_scenarii,
Sergey Kurdakov
kurdakov
ru_scenarii

Черные лебеди

Рассуждения о кризисе и о том, чем он может быть ‘полезен’ выдвигает целый ряд вопросов.

Во первых – роль сильных внешних воздействий для изменения общества, во вторых роль непосредственно кризисных явлений.

По поводу кризисов ходят байки, что якобы Милтон Фридман утверждал, что надо провоцировать кризис, чтобы проводить реформы. Милтон Фридман, в общем то придерживался других мнений ( как показал разбор в связи с обвинениями подобного рода в его адрес ) и по смыслу высказывал совсем иные идеи. А именно, что реформы лучше проводить в спокойное время.

Есть другой компонент в стремлении  использовать кризис, среди политтехнологов традиционно популярно использовать подходы, восходящие к Гегелю, который обсуждая диалектику показывал, что на основе отрицания возникает новое. Поэтому вроде как –провоцируя проблемы – получаем на выходе позитивный результат.

Реальность же, полученный опыт проведения реформ, просуммированный в книге One economics many recepies Дэни Родрик а, показывает совсем иную картину – реформы были успешны там, когда они проводились в относительно спокойное время, и там, где и так была позитивная динамика. Реформы , проводившиеся в неспокойной обстановке ( как в России ) приводили лишь к полукатастрофам.


Собственно, у нас полученный опыт никого не трогает, но упомянуть эту тему можно. Оставляя за скобками так же обсуждения степени вменяемости тех людей, которые действовали в 90е. Хотя тема очень интересная. Да.

Тем более – когда идея ‘модернизационного’ надрыва, т.е. чего то силовым образом на изменять, очень сильно засела в мозгах у элит: работать эффективно, с использованием знаний и ума, брать на себя ответственность –для этих типов дудки, а вот ‘надорвать народ’ – это пожалуйста. Впрочем, все рассуждающие о модернизации сейчас очень неплохо себя разоблачают. Народ плохой – надо его посечь. Модернизацией. Работать на руководящем месте не надо. Надо кулаками махать.

Тем не менее, возвращаясь к вопросу о сильных воздействиях, приводящих к сдвигам, можно обратиться к очень любопытной метафоре Нассима Талеба - метафоре ‘черных лебедей’ ( европейцы считали, что все лебеди белые, пока не добрались до австралии ) – событий, которые кажутся невероятными, но в то же время, на самом деле, которые случаются. Сам Талеб разбогател на кризисе ( который он, собственно и предсказывал, когда никто другой ни сном ни духом), поставив на ‘черного лебедя финансового кризиса’. Так что обсуждать вероятность редких, но значительно изменяющих правила игры событий, имеет смысл.

В рассуждениях о будущем мы опускаем этих самых ‘черных лебедей’, видимо по советской привычке, когда советская культура просто избегала всяких неожиданностей и двусмысленностей в предсказаниях, в то же время, какие могут быть события в ближайшем будущем, которые не предвидятся, но которые могут произойти.

На мой взгляд, я его уже упоминал – один из кандидатов на роль ‘черного лебедя’ может быть технология дешевого получения топлива, опираясь на общедоступный источник энергии ( например эффективный перевод тепла ( жарких стран ) в углеродное топливо используя атмосферный CO2 с помощью синтетических ( по типу того, что делает Крэйг Вентер ( см предыдущие посты ) бактерий ). Было показано, что на карте мира, умещающейся на экране монитора, точка на карте Австралии , в районе пустынь, может обеспечить топливом весь мир.

Представим, что цена получения будет в районе 5 долларов за баррель ( т.е. сопоставима с ценой добычи сегодняшней нефти , но без каких либо ограничений по объемам добычи, что приведет к рыночным ценам порядка 6 долларов за баррель ). Это приведет к значительному вбросу денег в мировую экономику ( годовая экономия на топливе может быть сопоставима со всеми потерями во время нынешнего финансового кризиса ), а соответственно к ускоренному росту мировой экономики ( который наметился в последние годы, но который был ограничен в т.ч. и ростом цен на топливо ). С другой стороны, появление столь дешевого топлива ( как транспортного , так и отопительного и топлива для генерации электричества ( газ ) , ( можно представить, что вместо планируемого на ближайшие десятилетия коридора подачи солнечной электро энергии из стран Африки в Европу может быть построен газопровод с дешевейшим газом, полученным по все по той же технологии аля Крэйг Вентер ( с созданием небольших хранилищ, которые сглаживают подачу газа в ночное время ) ) ) приведет к значительным финансовым затруднениям в России.

При этом, на мой взгляд, учитывая успехи в биотехнологиях и работе с геномами подобный прорыв более чем вероятен в ближайшие 20 лет ( с вероятностью, практически равной единице в концу 20 летия ). Об этом говорит и сам Вентер, об этом говорят его конкуренты.

Не учитывать такой вариант развития ( и не объяснять его населению ) на мой взгляд – это много хуже, чем рассказывать про войны из за ‘глобального потепления’. Т.к. глобальное потепление толи будет то ли нет. А вот дешевое искусственное топливо, со столь высокой вероятностью его появления – это огромнейшая проблема для страны ( зато при правильном подходе – вовсе и не проблема, если доля энергоэкспорта на момент начала ускоренного развития мира в результате перехода на дешевое топливо будет небольшой, и будет что предложить миру для продажи ).

Далее. Хотя и менее впечатляющим, и все же, возможным ‘черным лебедем’ может быть прорыв в скорости вычисления.

Что происходит со скоростью вычислений ?В начале 2000х писали про 20 гигагерцевые и 30 гигагерцевые компьютеры, но гигагерцы замерли на месте. Вместо этого началось наращивание количества процессоров.

В то же время, существуют подходы, позволяющие, пока в лабораториях, добиться на процессорах скоростей в десятки гигагерц.

Теперь представим ситуацию, с одной стороны становится реальностью наличие 256 процессоров на кристалле ( это не всегда важно, но может найти свои применения для высокореалистичной графики, сильно упростить развертывание сложных онлайн сервисов и т.д. ) , а с другой – единовременно 20 кратно вырастает скорость процессоров в гигагерцах и еще 2х кратно поднимается скорость за счет архитектурных ухищрений ( способ , который играл роль в ускорении работы компьютеров в последние годы ), т.е. скорость на одном процессоре поднимается в 40-50 раз ).

Во первых такие возможности приведут к массовому переоснащению рабочих мест. Во вторых, несмотря на не очень очевидную ценность роста скорости все накопленное программное обеспечение сможет работать значительно эффективнее, а во вторых покажет направления, где можно его изменить ( а следовательно будут новые вложения в разработку софта ) – т.е. произойдет значительная экономическая активизация вложений в информационные технологии ( с горизонтом освоения 10-15 лет – т.е позволит иметь очень хорошую динамику экономического роста без необходимости каких либо иных принципиальных инноваций в других областях ).
Т.е. данный ‘черный лебедь’ так же выступает значительным активатором экономической активности, создавая ниши, в которых Россия могла бы занять свое место.

Далее.

Как и с биотопливом, возможны прорывы в области сельского хозяйства в результате сегодняшних успехов в биотехнологиях ( расшифровок геномов и манипуляций с ним ) .
Пару лет назад проходили сообщения о прорыве в создании лабораторного образца искусственного мяса ( мяса, выращенного в биореакторе, без необходимости иметь ското фермы ).

Как известно, мясо – наиболее энергозатратный продукт сельского хозяйства, таким образом, даже если часть производства мяса ( половина – сосиски, колбасы, фарш и т.д. ) перейдут на искусственное мясо – значительно сократятся затраты на сельское хозяйство и затраты на питание средним гражданином мира ( это, в особенности простимулирует экономики развивающихся стран, где люди большую часть дохода тратят на питание ). Так вот, не исключено, что лабораторные эксперименты перейдут из разряда экспериментов в широкомасштабное, дешевое производство продуктов питания.
Другим направлением может быть – перевод сельскохозяйственных растений с c3 фотосинтезом в растения с c4 фотосинтезом. При этом можно добиваться 50 процентного роста урожайности. Здесь радикально снизятся цены на продукты, высвободится много площадей, высвободится много населения. Т.е. опять – интересные экономические сдвиги.

Следующим относительно ожидаемым является прорыв в области углеродных нанотрубок. Которые позволят заменить сталь и при этом снизить вес. В области транспорта, например, это может означать, что ‘летающее крыло’ ( особенно в купе со снижением цены топлива ) может иметь транспортные расходы сопоставимые с сегодняшним наземным транспортом, но при этом – со значительно большей гибкостью.

В частности в России подобное развитие могло бы означать снятие проблемы дорог – при равности ( а то и более низкой цене ) доставки по воздуху, дороги будут разгружены, возникнут новые маршруты, которые сейчас, в силу отсутствия дорог не задействованы.

Еще одним ‘черным лебедем’ являются лекарства ноотропы. С одной стороны, некоторые примеры этих лекарств уже есть и даже есть высказывания ученых за то, чтобы сделать их легкодоступными для всех желающих. Т.к. есть явная польза от применения, например на время обучения. С другой стороны, в силу увеличения понимания процессов в билогических тканях головного мозга, не исключено создания лекарств еще в большей степени переводящих мозг в турбо режим, не нанося ущерба здоровью. Даже временное действие этих лекарств ( например, на период обучения, на период работы со сложными задачами ) могло бы оказать значительное экономическое действие, видимо и значимо ускоряя развитие.

Наконец, остается вопрос. Насколько можно влиять на приближение или отдаление этих ‘черных лебедей’? т.е. насколько можно их использовать как инструмент ‘модернизации’?

Наверное практически никак.

Но вот все таки учитывать возможность скорой реализации какого то из вышеупомянутых событий, можно. А так же заранее привязывать возможные действия и прогнозы социальных сдвигов ко времени происхождения этих черных лебедей.
 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments